Виктория садовникова елань знакомства

Чтение Почта святого Валентина

Саратов Волчкова Виктория, 9 класс Руководитель Рыжова Е.В. . Языковая личность автора: объявления о знакомстве Махров Илья, .. 9 класс Садовников Алексей, 9 класс Руководители: Нестеренко В.В., Хазова Н .Б .. Имя, отчество Координатор МКОУ Елань-Коленовская СОШ 2 Тьютор Зирка. До поры до времени жизнь в небольшой провинциальной воинской части, полной мечтателей и романтиков, технарей и садовников, шла своим. файлов" предсказания инь янь love mail ru приватбанк мамба знакомства обувь для детей фотографии авторитетные гороскопы фото садовников .. играть похороны видео третий лишний кухня угловая виктория дом 2 открытки с цветами d-link смотреть авиакатастрофы лада маруся елань.

Расширяется круг корреспондентов, интенсивней становится переписка с друзьями, оставшимися в Ленинграде Т. Шварцем и многими другими. Появляется новый жанр в эпистолярии поэта: Доклад на Первом съезде писателей о детской литературе, многочисленные выступления и статьи о путях ее развития, итоги работы ленинградской редакции Детгиза, наконец, творческие достижения поэта -все это создало С.

Маршаку заслуженный авторитет мастера - знатока искусства детской книги. В адрес поэта начинает поступать множество посылок и бандеролей с рукописями, книгами, вырезками из газет и журналов. Их авторы - люди разных возрастов и профессий - просили Маршака прочесть их первые литературные опыты, разрешить основной для них вопрос, стоит ли продолжать начатое.

Маршак сознавал ограниченные возможности писем-рецензий. Писанию рецензий он предпочитал личную встречу с авторами, во время которой он щедро делился с собеседником своими знаниями и наблюдениями. Однако часто такая встреча была невозможна, и поэту приходилось составлять отзыв на присланную рукопись или книгу. Маршак исписывал черновик за черновиком, добиваясь точности в своих формулировках, неоспоримой убедительности оценок. Сопоставив между собой письма-рецензии, легко заметить, что со временем у Маршака выработался привычный план таких ответов: И все же внимательный читатель найдет в каждом из этих, казалось, похожих одно на другое писем новые и важные советы.

А некоторые подробные письма-рецензии например, послевоенные письма к Л. Буновой от 1 августа года, к И. Калиману от 20 мая года по значительности наблюдений поэта могут быть поставлены в ряд с лучшими его критическими работами. Кстати, черновые рукописи, оставшиеся после кропотливой работы над такими письмами-рецензиями, дали возможность напечатать эти письма в настоящем томе, несмотря на то, что их подлинники были утеряны в годы Отечественной войны.

Война нарушила замыслы поэта, круто изменила его жизнь. В октябре года он был вынужден эвакуироваться в Казань, затем - в Алма-Ату. В январе года, без семьи, С. Маршак возвратился в Москву для работы в центральной и военной печати. Маршака того времени к семье, к друзьям - волнующие свидетельства гражданского мужества поэта, его душевной отзывчивости и щедрости. Они являются также важным источником для его биографии. Говоря о послевоенном периоде эпистолярии поэта, хотелось бы прежде всего указать на ряд больших циклов, образовавшихся в результате длительной переписки с определенными лицами, общение с которыми в тот или иной период времени или в продолжение всей жизни было для С.

Мы уже упоминали о циклах писем к В. Исключительный интерес представляет собой переписка С. Твардовского, начавшаяся еще в довоенные годы.

Большим другом, советчиком и помощником поэта была Тамара Григорьевна Габбе, ближайший сотрудник Маршака по ленинградской детской редакции. Друзья, живя в одном городе, встречались часто, еще чаще звонили друг другу. Переписка возникала спорадически, когда они оказывались на далеком расстоянии друг от друга хотя Маршак зачастую и в такой ситуации прибегал к услугам междугороднего телефона.

По своему содержанию очень интересны письма поэта к Т. Габбе годов, когда Тамара Григорьевна выполняла в Москве множество поручений Маршака, вынужденного на время уехать в Алма-Ату к больному сыну.

Укажем также на циклы писем С. Маршака к друзьям, сотрудникам по ленинградской редакции Детгиза - к Лидии Чуковской, А. В е и е годы тяжело заболевший С. Оторванный от московских и ленинградских друзей, он часто пишет им письма, рассказывая в них о своих новых произведениях, о творческих планах. Собранные в одном томе, эти письма по содержанию - в деталях - иногда повторяют друг друга, особенно в информационной части.

Например, об окончании работы над переводом большой поэмы Р. Бернса "Смерть и доктор Горнбук" Маршак упоминает в четырех письмах. О завершении многолетней работы над пьесой "Умные вещи" Самуил Яковлевич писал в шести письмах лета года. При публикации в настоящем томе такие повторения оставлены в тексте: Помимо писем к друзьям, деловой переписки с издательствами, редакциями журналов и газет значительное место в эпистолярии поэта занимала переписка с читателями, начинающими литераторами, студентами и аспирантами.

Тематика этой переписки разностороння: По мере сил Маршак стремился ответить на все вопросы своих корреспондентов, опровергнуть неверные суждения, посоветовать, поддержать, помочь.

Мы уже упоминали о потоке бандеролей и посылок с рукописями начинающих писателей. В последние годы жизни поэт часто не успевал отвечать своим корреспондентам. К тому же переписку время от времени нарушала тяжелая болезнь -письма скапливались, а корреспонденты иногда отчаивались получить ответ от Маршака. Вот почему многие письма поэта последних лет начинаются с извинений за опоздание с ответом, с жалоб на болезни, обилие корректур, спешных работ.

Болезни часто нарушали планы Маршака, не давали ему возможности выступать с докладами и речами на важных литературных форумах см. Симонову от июля г. Тем больше значения придавал С. Маршак своим обращениям, открытым письмам к таким совещаниям. В этих письмах он делился важными для него мыслями по вопросам, обсуждавшимся без его личного участия см.

Из большой переписки С. Маршака с детьми отобраны наиболее интересные письма, в которых в полной мере проявилось умение поэта без ложной сентиментальности, без подделки под "детскость" своих маленьких читателей, разговаривать с детьми непринужденно, с мягким юмором отвечая на их самые разные вопросы.

Из представленных в томе писем лишь небольшая часть была опубликована в периодической печати; подавляющее большинство писем публикуется впервые. Письма печатаются по автографам или фотокопиям, хранящимся в архиве поэта. В случае, если автографы писем находятся в государственных архивах, в примечаниях дается ссылка на источник публикации. Если подлинники писем оказались недоступными для редакции подлинник письма утерян или связь с корреспондентом С.

II Конкурс «Портрет живого слова» «Аудиохрестоматия»

Маршака установить не удалосьдля публикации используются рукописные и машинописные копии, снятые с отправленных писем самим поэтом или его литературными секретарями. В таких случаях источник текста специально оговаривается в примечаниях. Письма публикуются в хронологическом порядке, как правило, полностью.

Из текста писем исключены лишь подробности интимно-семейного характера. Восстановленные части слов и целиком пропущенные авторот слова, а также установленные редакцией даты и адреса заключены в угловые скобки. В правом или левом углу первой страницы письма С. Маршак обычно выписывал свой почтовый адрес: Все это точно воспроизводится при публикации письма с новым адресом Самуила Яковлевича; в дальнейшем такие данные, кроме названия города, опускаются, Письма снабжены краткими примечаниями.

Личные имена, литературные произведения комментируются при первом упоминании в тексте. Личные имена, литературные произведения, отдельные факты, к которым имеются примечания в предыдущих томах настоящего собрания сочинений, в данном томе не комментируются. Упоминаемые в комментариях письма к С. Маршаку хранятся в архиве поэта. Редакция и Комиссия по литературному наследию С. Маршака приносят глубокую благодарность лицам, предоставившим письма поэта для публикации и своими консультациями содействовавшим выпуску настоящего тома.

Как я рад, как я счастлив, как я благодарен Вам за Ваше письмо. Всю эту неделю я нахожусь под впечатлением, произведенным на меня Вашим теплым словом [1]. Так же и Вы благословили меня - и я бодро пойду. Глубоко в душу мне запали Ваши слова.

Я с увлечением примусь за чтение Ваших произведений. А у нас, дорогой дедушка, несчастье: Поповский Вы помните учителя, про которого я Вам говорил уже не будет преподавать у нас, а вместо него будет заниматься Антонов, буквоед, черствый человек. Требовать от нас он будет только хорошего поведения как учитель Чичикова.

Он ужасно не любит, если ученик, как он выражается, "открывает Америку", то есть высказывает свое мнение в классных сочинениях, а не то, что сказано в книге. Сегодня он нам объяснял в классе урок - "Повествованием, - говорит он, - называется то, что повествуется, описанием - то, что описывается, а рассуждением - то, о чем рассуждается". Как Вам это покажется И все у нас здесь как-то странно устроено.

Например, на праздник древонасаждения какой-то офицер явился, гремя шпорами, к ученикам и произнес соответствующую этому торжеству речь: Вообще мне отчего-то здесь так душно! Все это как то противно, несносно!. Товарищи теперь у меня ужасные. Друзей здесь у меня решительно нет, не с кем даже иногда поделиться впечатлениями. Спасибо Вам, горячее спасибо за Ваши сочинения и за Ваше письмо О "Воскресении" я буду говорить с Вами тогда, когда еще раз прочту его Вы просите меня не забывать Вас.

Ах, дедушка, дорогой дедушка! Помните Вы, как первый раз я выступил читать пред Вами свои стихотворения Как нужно было мне тогда Ваше горячее слово одобрения - и я услышал.

Если когда-нибудь я буду в силах работать, трудиться на том пути, который Вы завещаете мне, то всегда, всегда я буду говорить: Я внимательно прочел Ваше письмо и заметил, что иногда у меня встречаются-таки фразы, бьющие на эффект, но я постараюсь писать проще, яснее, а если я постараюсь - то это должно выйти [5].

Написал недавно "Еврейскую легенду". Когда-нибудь я пришлю Вам. Теперь собираюсь писать рассказ из гимназической жизни: Там я выставлю забитого ученика-еврея, оттолкнутого от всех товарищей, слабого, потерявшего даже сознание того, что он человек. И постараюсь писать беспристрастно. Напишите мне, пожалуйста, как Вам нравится эта тема? Перед отъездом был я у доктора с папой. Профессора мы не застали, а вместо него нас принял ассистент. Он сказал, что порока у меня нет, а только ужасный невроз сердца, да грудь узка, слаба и.

Говорил мне еще, что надо хорошо питаться, принимать ванны, заниматься гимнастикой Горячо, крепко целую Вас, обнимаю и остаюсь маленький внук Ваш Сам В следующем письме напишу Вам о том, какое впечатление произвели на меня слова Льва Великого [6]. Любящий Сам 1 Впервые В. Маршак встретились на даче критика 4 августа года. Познакомил их востоковед и общественный деятель, барон Д. Маршак читал Стасову свои стихотворения, которые произвели на критика хорошее впечатление.

Стасов принял самое активное участие в судьбе одаренного мальчика выхлопотал ему перевод из острогожской в петербургскую гимназию, познакомил юного поэта с крупнейшими деятелями русской культуры: Маршака "В начале жизни Страницы воспоминаний " -. Стасов послал письмо своему юному другу в Острогожск, куда возвратился С. Этим письмом было положено начало переписке между. Переписка продолжалась до самой смерти критика в году. Стасову хранятся в фонде Стасовых в архиве Института русской литературы Пушкинский дом.

Маршаку частично опубликованы с большими сокращениями и неточностями в "Неделе", приложении к газете "Известия" Э 28 за г. Стасов, Письма к деятелям русской литературы. Пушкина глава VIII, строфа 2. Стасов подарил Маршаку три тома своего собрания сочинений, вышедшего в свет в году. Стасов описал поездку к Л. Стасов в письме к С. Маршаку призывал юного друга "искать все больше и больше правды в жизни", "все больше и больше чуждаться риторики, красивых, но праздных слов и картин, пустых фейерверков и цветных иллюминаций".

Толстому о своем знакомстве с четырнадцатилетним поэтом. В письме к С. Маршаку он передал слова Л. Толстого, сказанные им под впечатлением от рассказа Стасова: Сколько я их встречал и сколько раз обманулся! Так они часто летают праздными и ненужными ракетами! Полетит, полетит светло и красиво, а там и скоро лопнет в воздухе и исчезнет! Я уже теперь никому и ничему между ними не верю! Пускай вперед вырастут и окрепнут и докажут, что они не пустой фейерверк!

Ежедневно собираюсь я Вам написать - но занятия и вообще многое мешало. Прежде всего, я поссорился с учителем латинского яз ыкакоторый ни за что ни про что обозвал 2 учеников-евреев "жидами". Я ему просто сказал, что он, как учитель, должен был показывать хороший пример нам, а он сам поступает, как какой-нибудь гимназист.

Учитель русск ого языка у нас ужасный: За что - не знаю. Должно быть, за то, что я "жид". С величайшим удовольствием прочел я "25 лет русского искусства" [1]. Все глубоко, глубоко запало мне в душу. Мне кажется, что все то, что Вы считаете качествами и недостатками художника, может быть применено и к писателю.

Я уверен, что вместо того, чтоб под звуки "лиры" носиться в небесах - художник должен познакомиться лучше с землей, с ее людьми. Тут он может принести много, много пользы. Знаете, дедушка, какая у меня заветная мечта: Там я буду работать, ближе познакомлюсь с ними, моими бедными братьями. Там я нужен - и я буду.

Мне говорят, что я могу перемениться, но я твердо верю, что человек с волей никогда не изменит своего намерения. А у человека, который хочет поработать в своей жизни - должна быть сильная воля. Когда прочел я эту статью "25 лет русск ого искусства"в каком восторге был я: У меня лицо горело - и предстал перед моими глазами тот день, когда я читал Вам впервые мои стихи. Как счастлив я был, когда получил Ваши строки Не лишайте же меня этого счастья.

Я жду со дня на день Вашего письма - и беспокоит меня одна мысль: Ведь я, дорогой дедушка, не перенесу этого!. Татьяне Александровне [3] я написал - а ответа. От барона я получил письмо [4] - какой он хороший, благородный человек и как хорошо пишет! Один из учителей, Поповский про которого я говорил Вампоклонник народного искусства, хотел бы приобресть Ваши сочинения, но не знает. Напишите, пожалуйста, где он может достать.

Грудь у меня болит, болит сильно - не знаю, что дальше. Крепко, горячо обнимаю Вас, мои милый дорогой дедушка!

СЕКЦИЯ «Фундаментальные закономерности природы»

Как я хочу увидеть Вас, мой милый добрый дедушка! Ваш Сам Жду с величайшим нетерпением Вашего письма. Маршак делится впечатлениями от только что прочитанной работы В. Стасова "25 лет русского искусства", помещенной в I томе Собрания сочинений критика. Маршак вспоминает о первой встрече с В. Стасовым 4 августа года. Татьяна Майскаязнакомая В. Стасова, принимала живое участие в судьбе юного Маршака. Маршака к ней неизвестно.

Спасибо за чудное письмо! А то как я беспокоился, какие мысли лезли мне в голову! Я был счастлив, получив Ваше письмо. Я не могу любить, не могу привязываться наполовину!

Не знаю - недостаток это или качество, но это правда. Я страшно беспокоюсь за Ваше здоровье. Так Вы мне пришлете своего "Шейлока" [3]? Я написал маленький гимназический очерк: Маленький мальчуган должен держать экзамен, должен отвечать по русски, по арифметике, а главное, по латыни.

Еще за 2 недели он начинает беспокоиться, хотя только по ночам, так как днем надо бегать, играть, но вот приближается последний день. Но среди этого лихорадочного настроения какие только мысли не мелькают в его голове, и чем больше он зубрит, чем меньше хочет думать о постороннем, тем больше разнообразные мысли мешают ему!

То он будто уже слышит голос латиниста: Ну о чем он только не думает, а тут приближается ночь. Ну да я Вам все это пришлю. Я немного был нездоров. Ужасно плохо спал, голова болела, но теперь все прошло.

Я работаю, читаю, немного пишу. Как чудно Вы пишете! Одно слово - и уже зажигает, дает силу, бодрость. Я говорю искренне, что я испытывал, когда читал его!

Я пишу одно большое стихотворение, которое пошлю Вам вместе с рассказом. Немного скучно здесь, но это ничего! Прощайте, дорогой, любимый дедушка! Жду не дождусь Вашего письма. Ваш Сам Простите, что грязно написано: Сюда 7 марта года привез заболевшего С.

Стасова от 22 марта года не опубликовано. В этом письме Стасов сообщал, что при случайном падении он поранил ногу. Стасов держал корректуру своей книги "Венецианский купец" Шекспира"; вышла в свет в следующем, году. На днях получил я письмо от Натальи Федоровны [1]. Она пишет, что Вы плохо себя чувствуете. Почему же Вы не пишете мне?

Ведь вы знаете, как беспокоит меня это молчание. Чего только не представил я себе! Я поправился, более или менее окреп - и теперь с удвоенной энергией берусь за учение.

Недавно я прочел у Тургенева: Для свободы нужны знания, большие, обширные" [2]. Будут у меня знания - я сумею свободно писать, не буду останавливаться пред каким-нибудь описанием, только ради того, что боюсь, что оно будет неверно, неправдиво, не будет похоже на действительность! Но не подумайте, что я оставлю в стороне гимназию.

Нет, раз я поступил - я должен кончить ее, и, как еврей, права которого сильно ограничены, должен кончить первым. Тогда мне будет возможность вступить на более широкий, свободный путь!. Какая здесь чудная природа! Чувствуешь и себя бодрым, свежим.

Сколько мыслей и образов, чудных и свежих, рождаются под влияньем чудной природы. Но я сдерживаю себя и писать себе много не даю. Еще успею, если только есть дарование. Мне кажется, это правда. Получаю я много писем. Особенно от Горвиц [4].

Жду Вашего письма, жду с нетерпением. Если Вам некогда, милый дедушка, то напишите хоть открытку. Я буду писать Вам мои мысли, впечатленья. Я бы очень хотел увидеть Вас. Ваш Самуил Маршак 1 Н. Пивоварова, родственница Стасовых; воспитывалась в семье Стасовых. Маршак неточно пересказывает слова И. Тургенева, обращенные к молодым собратьям по перу "Литературные и житейские воспоминания" "По поводу "Отцов и детей": Нужно постоянное общение с средою, которую берешься воспроизводить; нужна правдивость, правдивость неумолимая в отношении к собственным ощущениям; нужна свобода, полная свобода воззрений и понятий - и, наконец, нужна образованность, нужно знание!

Тургенев, Полное собрание сочинений и писем. Тургеневым в "Литературных и житейских воспоминаниях": Стасова; обе принимали живое участие в судьбе молодого Маршака. Маршак передает приветы членам большой и дружной семьи Стасовых: Киль, воспитательнице дочерей Н. Стасова; старшему брату В.

Каждый день я с нетерпением жду вечера, а с ним "почтаря", но все напрасно: А как это огорчает меня, как я беспокоюсь. Здоровье мое было совершенно поправилось, но вдруг вчера опять хлынула кровь. Думаю, что к концу лета все поправится. Боже мой, как хотел бы я увидеть Вас. Я бы Вам много-много рассказал! К концу лета привезу Вам небольшую тетрадку с очерками и стихотворениями.

Я припомнил Вашу тему: Тема чудная, особенно хорошо было бы описать ее пляску, дикую, бешеную, но для этого надо знать обстановку дворца, костюмы, а я ничего этого не знаю. Видно, придется отложить до осени. На днях я получил письмо, теплое, как всегда, от Горвиц [2].

Софья Адольфовна вышлет мне несколько книг. А статья о Шейлоке, о Глинке [3]! Нет, Вы меня совсем, совсем позабыли! У меня есть урок. Я занимаюсь с бедным еврейским мальчиком. Он удивительно хочет учиться. Читаю немного, так как здесь очень мало книг. Из Петербурга получаю много писем. Какая чудная вещь Толстого: В какие красивые формы облекает он правду. Как просто все, безыскусственно. Да разве хоть кто-нибудь из русских писателей писал так правдиво и так художественно! Совершенно непонятен мне его рассказ: Если пришлете "Шейлока" и другую статью, то перешлите и черную тетрадку.

Она бы мне была очень кстати. Передала ли Вам Клара Федоровна [5] тетрадь со стихами? Я пробую писать рассказ. Отвечайте же мне, дорогой дедушка, а то всю ночь буду думать, беспокоиться и строить ужасные предположения, не больны ли Вы или что-нибудь другое. Не напишете ли мне адрес Дмитрия Васильевича [6]?

Я совершенно забыл название улицы. Ваш Сам Софье Константиновне [7] я вчера написал особо. Маршак допускает распространенную ошибку: В награду за танец, по наущению матери, она потребовала голову Иоанна Крестителя.

Стасова "Михаил Иванович Глинка", опубликованная в. Маршак пишет о прочитанных им народных рассказах Л. Он приводит слова из молитвы трех старцев, "спасавшихся" на необитаемом острове рассказ "Три старца". Простите, что так долго не отвечал [1]. Последние дни и у меня сильные головокружения.

Я несколько дней стараюсь ничего не делать и отдыхать. Как я буду рад, если получу Ваши статьи [2].

СЕКЦИЯ «Фундаментальные закономерности природы» - PDF

Со дня на день жду. Особенно, милый мой дедушка, я буду счастлив, когда "почтарь" принесет мне Вашу статью о Шейлоке. А ведь я получу ее, дедушка? И сейчас голова кружится. Доктор говорит, что это. Здесь весной слишком крепкий воздух, и непривычному человеку всегда сначала плохо. Я получаю много писем.

Между прочим, от дочери С. Горвиц [3] получаю из-за границы она там путешествует много открытых писем с видами. Андреева я прочел только "Кусака". Это еще в Петербурге. Помните, я говорил, что это мне понравилось, а также "Стена" и "В тумане". Это мне не нравится, за исключением некоторых мест "В тумане".

Читая это, сам находишься в каком-то тумане, от которого долго потом трудно освободиться. А некоторые выражения просто невыносимы! Скоро сюда приезжает барон [4], и я, наверное, переселюсь к. Написал я рассказа и немного стихотворений. А если бы Вы увидели, какие чудные огурцы, редиска на моей грядке: Сам я вскопал, и сеял, и поливал. Ведь это так приятно. Все это без посторонней помощи. Только бы голова не болела. Ну это пройдет - и я приеду к Вам здоровый, окрепший.

А тогда буду и писать побольше. Так и порывает писать. Хотя я без особенного труда пишу стихи, но зато гораздо свободней, вольней пишу рассказы [5].

Здесь я не стесняю себя ни в чем, ни в выражениях, ни в образах и мыслях. Ну прощайте, мой дорогой дедушка, крепко обнимаю Вас.

Ваш Сам 1 Письмо В. Стасова - от 26 апреля года отрывок опубликован в "Неделе",Э 28, стр. Маршак жил в семье управляющего Осиповского завода, владельцем которого был Гинцбург. Стасов писал в письме от 26 апреля года: Ведь бывает же это иногда с людьми: Так было даже, однажды, с Тургеневым. Его стихов нынче никто не знает, а в прозе - он всегда очень сильно блистал. Есть у тебя в стихах и поэтичность, и картинность, и сила, и выпуклость, - но все-таки в них гнездится, местами, риторичность и выспренность.

Напротив, в твоих маленьких "сценках" и "рассказах" в прозе, первое, что меня поражает и словно маслом по сердцу мажет -это чрезвычайная простота, естественность и правдивость, и это всего дороже для. Язык - отличный, и нигде я не слышал преувеличения, натянутости и надутости.

А впрочем, очень может быть, что я вовсе не прав, и ничего тут не говорю, кроме вздора, и ничего не выражаю, кроме близорукости, и не понимаю. Вчера получил я Ваше последнее письмо, а только третьего дня предпоследнее [1]. Я так благодарен Вам! Итак, Вы теперь в Парголове.

Как бы хотел я побывать там! С Вашей Сторожиловкой у меня связаны чудные прошлогодние воспоминанья [2]. Плоткин [3] еще в Городище у Софьи Адольфовны [4]. Вы так успокоили, обнадежили его, он бодро и смело смотрит вперед и надеется оправдать Ваши надежды.

Софья Адольфовна пишет, что она и все в Городище очень полюбили. Да, получил я письмо от Писарева - артиста [5]. Знаком ли он с Вами? Отчего теперь не клеится сборник в память Антокольского? Вы говорили, что в моем стихотворении кантате надо кое-что исправить6. Вы напишете мне об этом? Как я рад, что не придется ехать в этот душный Острогожск, с его гимназией, учителями, да и товарищами!

Бедный, забитый ученик жалуется другому на свою судьбу, на притеснения, что бывает так. А им хочется, чтоб стихотворение из гимназической жизни было настоящей державинской одой: Ну да бог с. Я очень, очень рад! От Иды Львовны [9] и Лили Горвиц [10] я часто получаю открытки с видами. Вы советуете мне пока не писать. Но пишу я так мало! Написал я одно большое стихотворение из Гейне [11], а мои очерки - так легко пишу я их еще легче, чем стихичто для меня это совершенно не представляет затруднения.

Да написал я всего Как бы хотел я совершенно окрепнуть! Что это за жизнь, когда приходится то и дело питаться лекарствами, отдыхать Нет, это совсем незавидно! Ваш Сам 1 Письма В. Стасова - от 18 мая года опубликовано в кн.: Стасов, Письма к деятелям русской культуры. Стасов в Парголове под Петербургомсостоялась первая встреча В. В этот сборник был включен текст кантаты С.

Маршака "Рече господь" музыка А. Лядовапосвященной памяти скульптора. Впервые кантата была исполнена 22 декабря года на вечере памяти М. Антокольского в зале Общества поощрения художеств. Стасов писал в письме от 7 июня года: Но, во всяком случае, ни теперь, ни после, тебе в Острогожск не возвращаться!

Горвиц, впоследствии - известная балерина. За Моск овской Заст авой", Мос ковское шоссе, д. Сейчас получил Ваше письмо [1]. Чем-то старым, светлым, ободряющим так и дохнуло оно на. Столько новой энергии и сил дало мне. У меня еще есть друзья, чудные, хорошие, которые, кажется, любят меня и верят в. И этот друг - такой мощный, великий, сильный человек - полководец, которого одно теплое слово так ободряет, делает готовым идти на всякие препятствия и затруднения, бросаться на штурм, на крепость.

Горячо, крепко целую Вас, как только могу горячо, и спасибо. Ваш, вечно Ваш Сам Хотел бы еще писать, да некогда. Простите, что на таком клочке пишу. Стасова от 15 мая года см. Спешу поделиться с тобой моей новой радостью [1].

Ты ведь знаешь, что доктор велел быть мне в деревне, и я сейчас же после твоего отъезда поехал в Старожиловку к Стасовым, где и теперь нахожусь. Вчера Владимир Васильевич сказал мне, что вечером у него будет обед, на который приедет много гостей, между прочим, Репин, Максим Горький, Федор Шаляпин, Глазунов, Гинцбург [2], Блуменфельд [3] композитор и многие. Мы составили шуточный адрес я написал стихи, а Гинцбург разрисовали вот, когда стали кричать: Как в большом селе - славном Парголове, В той ли деревне Старожиловке, У старого боярина Владимира Растворились ворота тесовые Пред гостями, пред великими.

Гой вы, гости, гости славные, Мы давно о вас вести слышали. То не бор шумит и не гром гремит В бурю грозную, в полночь темную: Горы с трепетом содрогаются, Темны лесушки приклоняются, И что есть людей - все мертвы лежат. Уж кончали мы песню звонкую, Песню звонкую, богатырскую - Увидали: Это брат меньшой - богатырь большой, Александр, свет Константинович!

Шаляпин обнял меня и поцеловал, а Горький угрюмо прошел и сел в углу комнаты, низко свесив голову. Никогда я не видел такого лица: За обедом было масса тостов.

Горький как будто бы чувствовал себя не в своей тарелке. Потом встали мы из-за стола, подошли к окнам, а там масса людей. Лезут, заглядывают, целая толпа! После обеда Стасов предложил мне прочесть что-нибудь. Горький взял меня крепко за руки, усадил около себя, стал гладить мою руку и сказал: Конец письма не сохранился.

Маршак -впоследствии инженер-экономист; работал в бумажной промышленности. В письме описывается знаменательное событие в жизни С. Маршака - его первая встреча с А. Горьким, сыгравшая исключительную роль в судьбе поэта. Этот эпизод нашел свое отражение в повести С.

Маршака "В начале жизни "Страницы воспоминаний " - см. Текст "адреса" в другой, переработанной редакции см. С т а с о в, Письма к родным. Там же приводится текст другого шутливого стихотворения С.

Маршака - "Матушке игуменье"", - прочитанного им гостям Стасовых в тот же день. Мне страшно больно, что Вы как будто забыли меня и не пишете. Я послал уже 2 письма.

Уж не пропали ли мои письма? Уж чего я только здесь не передумал. Ради бога, пишите о здоровье. От Герцеля [1] получил мрачное-премрачное письмо. Живется мне здесь прекрасно. Катерина Павловна Горькая, как ее здесь зовут [2] - чудный человек! Она обо мне очень заботится. Живем мы я у нее и живу высоко на горе, в живописной местности над морем. Комната у меня большая с огромными окнами, за которыми расстилается море. Сейчас пишу у раскрытого окна.

Чувствую себя чудно, бодро, хорошо, весело. Много работаю, масса читаю и пишу. Взялся я переводить Бялика [3]. Что за чудный поэт! Видитесь ли Вы с Горьким? Ах, какой это человек! Сколько добра он здесь сделал. Бываю у Софьи Владимировны [4]. Софья Вас ильевна [5] уж уехала. Я с ней очень подружился. Во время экскурсии по всему автобусу раздаются возгласы восхищения и радости.

А как же не восхищаться? Любое здание, любой мост, памятник — все как будто сказочное. Перед нами открывается Петергоф! Ощущение сказки не покидает ни на секунду. Экскурсия начинается с открытия фонтанов. Ровно в одиннадцать часов раздаются звуки гимна Петергофа и главный фонтан — Самсон, раздирающий пасть льву, начинает действовать.

Вслед за ним, как по волшебству, во всех уголках Петергофа начинает подниматься, вырываться из фонтанов вода. Весь парк наполняется шумом. Во время экскурсии мы узнаем много нового и интересного о царе и его семье, их времяпрепровождении в Петергофе. С интересом слушаем историю открытия фонтанов.

Литература - уроки, тесты, презентации, конспекты

Фонтаны-шутихи, с которыми знакомимся под присмотром экскурсовода а иначе, быть бы нам мокрыми до ниточкисмешили царей и придворных, развеселили и нас, поколение XXI века!. В Большом дворце каждая комната кажется по-особенному прекрасной.

Сейчас даже трудно представить, что в этих комнатах могли жить люди, ведь кругом золото, великолепные картины, гобелены, малахит, мрамор… Действительно, царская роскошь! Нельзя обойти вниманием и вид на Финский залив.

Бескрайние просторы моря открываются перед нами… Кажется, что вода и небо сливаются в одно целое и линию горизонта невозможно заметить. Шепот волн, блеск воды… Как же хорошо стоять здесь и любоваться красотами Петергофа… Мы возвращаемся в гостиницу по вечерним улицам Петербурга. Уже зажглись фонари, и кажется, что город наполнен каким-то таинственным волшебным светом… День третий: Музей артиллерии, Царское Село, Екатерининский дворец Проснувшись утром рано, с первыми лучами питерского солнца, которое бывает здесь хоть и редко, но еланских школьников решило побаловать, мы отправляемся в музей артиллерии.

Что девочки могут сказать о таком музее? Собственно говоря, почти ничего, кроме: Это танки, орудия противовоздушной обороны, бронетранспортеры. В музее представлены орудия, начиная с петровской, затем екатерининской эпохи и заканчивая новейшей техникой, стоящей на вооружении у армии Российской Федерации.

Старинные экспонаты поразили тем, насколько изобретательны, оказались русские оружейники, создававшие эти простые, но весьма эффективные пушки, ружья, ракетницы… В музее артиллерии мы знакомимся с историей Ленинграда в его самые страшные и тяжелые дни — дни блокады.

Артиллерийские пушки, танки, зенитки, и огромное количество военных фотографий, помогают нам осознать и понять, насколько тяжело было горожанам, голодным и замерзающим, оборонять город, пользуясь таким малым и устаревшим арсеналом. В зале современного оружия захватывает дыхание от впечатлений и гордости за могущество и силу своей страны. Ведь с таким современным вооружением Россия может защититься от любого врага. О Царском Селе и Екатерининском дворце, в котором мы побывали сразу же после музея артиллерии можно говорить бесконечно долго.

Атмосфера Царского Села, в котором А. Пушкин провел детство и отрочество, словно пропитана вдохновением. Здесь, рядом с тобой, витает муза. Как волнительно ходить по пушкинским дорожкам, тропинкам. Может быть, именно на этом месте, под этим деревом он и писал свои первые стихотворения?

Масштабы и убранство Екатерининского дворца поражают. Картины великих художников не могут не произвести впечатление. Здесь есть полотна даже рыцарских времен! Залы оформлены прекрасно, так же роскошно, как в Летнем и Екатерининском дворцах.

Трудно поверить, но по галереям дворца когда-то ходила и сама императрица Екатерина Вторая, как и мы, любовалась этими картинами. С небесных высот красоты искусства и архитектуры спускаемся… нет, не на землю, а под воду: Здесь и акулы, и скаты, и медузы… Огромное разнообразие морских и пресноводных рыб привело в восторг и детей и взрослых.

Мы смогли, не намокнув, загадать желание под волной и увидеть водолазов, чистящих аквариум специальными пылесосами. В Океанариуме все очень интересно, и даже вернувшись в гостиницу, мы продолжаем делиться впечатлениями о морских обитателях. Вечером, полные ярких впечатлений, идем из столовой и… поем песни! Но дисциплина есть дисциплина — ее нарушать нельзя: За порядком постоянно следит Александр Иванович: Сейчас мы можем понять: А тогда хотелось бегать, прыгать и веселиться всю ночь!

И что бы было утром?. Гоголь С прогулки по этому прекрасному месту начинается наш последний день пребывания в Петербурге. Видимо, талантливые люди талантливы во всем, даже в физкультуре. Идя по Невскому, мы еще раз видим, как прекрасен Санкт-Петербург!